Предубеждение против рекамбентов и миф Лэнса.

0211nerds_sub_recumbent

…«И потом, есть люди, которые катаются на лежачих велосипедах, настоящие маргиналы среди велосипедистов. Некоторые (в основном молодые) велосипедисты — из тех кто катается на обычных велосипедах — относятся к ним как к слегка ущербным. Они презирают лежачих велосипедистов, априори считая их отягощёнными проблемами связанными с преклонным возрастом, слабым здоровьем или избыточным весом. Впрочем, тот факт, что с 1982 года я ездил только на рекамбентах, отчасти для привлечения внимания к Нэшнл Байсикл Гринуэй (National Bicycle Greenway), действительно мог свидетельствовать о том, что у меня имелись какие-то специфические потребности из-за чего я не мог ездить на «настоящем» велосипеде. Казалось, люди не имевшие наглядного представления о том, что я уже пересекал страну сидя на обычном велосипеде, получали посыл что мне нужен был Гринуэй сам по себе лишь как место для катания на моём «лёжесипеде».

До момента, пока я не перебрался на хайвил (современное название пенни-фартинга, прим. перев.), я не осознавал, что этим ослабляю так необходимую мне поддержку нашей деятельности, Вспоминая об этом, я всё же утешаю себя тем фактом, что спустя многие годы я продолжаю активно кататься на велосипеде. Ведь оглядываясь назад я вижу как многие из тех «прямосидящих» велосипедистов, что свысока смотрели на мою езду на рекамбенте, сошли с дистанции из-за неудобства своих велосипедов, особенно давших знать о себе в более зрелом возрасте.

Покамест катание поддерживало меня в хорошей физической форме я наблюдал вокруг неперывный процесс смены знакомых мне лиц. И хотя я знал, что некоторые из них переехали на новые велогазоны, для меня также было очевидно, что ещё большее число променяло велодорожку на негу и немочь автотрасс. Эта версия находила подтверждение всякий раз, когда я засекал кого-нибудь из них во время заправки на бензоколонке, или на светофоре — восседающим за рулём своего авто.

Помимо болей в ягодицах, шее и иногда в руках, которые вынудили покинуть седло многих из них, загвоздкой становились также и форма одежды, и практичность, и даже мнение окружающих. По мере того, как с возрастом многие из нас наталкиваются на всё большую и большую нехватку времени, традиционный велосипед становится всё менее и менее привлекательным — ведь его становится всё труднее встроить в нашу повседневную жизнь. Так, если говорить о велосипедной форме, то для ваших филейных частей надо прикупить велоштаны с прокладкой, а после — содержать эти штаны в чистоте, да ещё и менять при каждой поездке для поддержания своего статуса взаправдашнего «прямосидящего» велосипедиста.

Более того, в необходимости ношения правильной обтягивающей велосипедной униформы (для подкрепления солидности велодостижений) проявляется скрытое давление традиционных велопроизводителей (продающих более 97% всех велосипедов), насаждающих такую одежду среди велосипедистов и постоянно напоминающих этим необходимость как выглядеть, так и быть более скоростными. Начнём с того, что шлемы и одежда для верхней части тела (главным образом ярко раскрашенные футболки «джерси» с большим количеством корпоративной символики) подразумевают сходство с велособытиями, продвигаемыми периодически  с наших телеэкранов (Tour De France или, в меньшей степени, Race Across America), и закончим тем, в какой степени необходимы для такой практики автомобили (на подобных гонках мы можем видеть следующие повсюду за велогонщиками автомобили и кемперы с расположенными сверху велосипедами), и т. п., так что всякий кто захочет, чтобы его воспринимали как серьёзного велосипедиста, должен будет придерживаться соответствующих поведенческого и дресс- кодов.

Невзирая на то, что лежачим велосипедистам не нужно специальной одежды и их велосипеды более грузоподъёмны (что мы упомянем немного ниже), те кто их используют, даже в том случае если они выглядят молодыми, здоровыми и подтянутыми по-прежнему имеют репутацию лентяев среди велосипедистов и игнорируются. Это отношение было заложено в 1934 году Международным союзом велосипедистов (UCI) через запрет участия в гонке лежачих велосипедов, под тем предлогом, что велосипедистам не разрешалось использовать преимущества конструкций их машин. «Расстрига-гонщик» Лэнс Армстронг также помог внедрению такого отношения в массовое сознание. В течение почти двух десятилетий миф о его «достижениях» определял значение понятия «серьёзный велосипедист».

Для миллионов его последователей-велосипедистов результат имел гораздо большее значение, чем просто то удовольствие, которое они получали во время велосипедной езды. Ведь появилась необходимость фиксировать свою нагрузку в пересчёте на мили. Улыбчивость по отношению друг к другу или помахивание рукой при встрече не одобрялись. И ваши поездки не рассматривались более как способ подумать или как общение с природой, или с Создателем. Вы повышали чувство собственной значимости, классифицируя время проведённое вами в обычном велоседле, как тренировку. Тем большую важность приобретало насколько хорошо вы следили за многочисленными измерительными приборами: вашими часами, спидометром и/или измерителем мощности, каденса, кардиомонитором и т.п.

В таком раскладе на второй план отходил не только комфорт велосипеда, но отодвигались на обочину и некоторые настоящие герои велосипедизации — те, кто нашёл в себе силы отказаться от передвижения на авто. В конечном счёте, транспортные нужды велосипедистов выпадали из фокуса общественного внимания. Вместо этого, «гонщики» за скоростью стали неофициальными послами того, что имелось в виду как вид спорта помимо прочего требующего моторизованной поддержки.

И пока становится всё больше тех, кто производит, продаёт и продвигает традиционные велосипеды, предназначенные для комфортной езды и, более того, для целей перемещения, подобный рынок потребителей продолжает считаться рынком велосипедистов второго сорта. Потому, что такие педальные машины всегда едут медленнее, и те, кто ездит на них вынужден испытывать почти что чувство вины за то, что он не слишком молод и не имеет возможности продолжать и далее терпеть страдания от традиционного дорожного велосипеда.

Когда я говорю об ограниченной грузоподъёмности традиционных велосипедов, я подразумеваю, что багажники и сумки, которые можно было бы на них установить, меняют ходовые характеристики велосипеда. Покупки нестандартной формы, а также предметы необходимые для поездок на и/или с работы, школы или развлечений, гораздо сложнее разместить на классической педальной машине.

На рекамбенте всё полностью меняется. Так как очертания сидения в большей степени напоминают стул, который скорее можно было бы найти за обеденным столом, то помимо удобства от большой площади для сидения и поддержки спины, становится сподручнее как подвесить, так и распределить по пространству необходимые вещи. Одновременно со всем этим, лежачий велосипедист едет на все четыре стороны в свободно облегающей одежде, в смене коей нет никакой необходимости в том числе и в случае возникновения значительных нагрузок. Если всего этого кажется недостаточным, чтобы гарантировать появление лигерадов на дорогах в каких-то более заметных количествах, или даже просто как подспорья для велосипедистов более старшего возраста, то вероятно в будущем этому сможет посодействовать постоянный рост скоростного потенциала лигерадов, который UCI изначально подтвердил их запретом в 1934 году.

В действительности, все существующие ныне рекорды скорости, поставленные на поверхности земли с помощью устройств на мускульной тяге, были установлены с использованием дизайна машин, подразумевающего горизонтальное расположение наездника. Этот лежачий силовой агрегат способствовал ускорению рекордсменов до 83 миль в час. Даже перелёт человека над Ла Маншем был совершён с педалированием из положения навзничь: инженеры определили, что для подобного предприятия это был единственный способ получения достаточной мощности. И если некто вдруг пожелает раскошелиться, он всегда сможет найти подходящий под уровень его физической подготовки рекамбент, такой, что поможет стать лидером практически в любой групповой гонке.

Рекамбенты являются более безопасными для катания. Находясь на них вы располагаетесь гораздо ближе к земле в силу чего последствия падений будут менее критичны. С годами судьба свела меня с несколькими «прямосидящими» велосипедистами, чьи жизни были разрушены, а некоторые из которых даже умерли из-за столкновения их классического велосипеда с автомобилем: подобная конфигурация подставляла под удар в первую очередь голову, а не, к примеру, зад. Не соответствует действительности и утверждение, что лежачие велосипедисты плохо видны на дороге. Нисколько. Фактически, как раз наибольшая часть их тела попадает непосредственно в поле зрения шофера, и это вместо ног или тощих велосипедных шин.

Если не брать в расчёт комфорт, безопасность, скорость и практичность, то есть ли ещё какие-то «иные причины» из-за которых мы не видим на дорогах большого числа лежачих велосипедов? Начнём с того, что мы не слишком-то видим их и в веломагазинах. И если уж они вдруг там появляются, то в этом случае их не очень жалует своим вниманием торговый персонал. Происходит это из-за давления, оказываемого рекламщиками чтобы втемяшить в голову потребителю образ «серьёзного» велосипедиста, который проникает и в торговые точки, где большинство персонала ещё не достигло того возраста в котором их начинает волновать комфортность велосипедов. Пока они продают лежачие велосипеды сообразно своим понятиям о нормах использования, то даже обладающие элегантностью и стилем рекамбенты всё равно остаются для этих сотрудников непонятными диковинами. Как и те персонажи, которые периодически проявляют к ним активный интерес.

Конечно, можно просто выйти в Интернет и найти такую машину. Однако, велосервис для неё на рынке найти будет уже не так-то просто — ведь многие из магазинов отказываются даже иметь дело с рекамбентами — и заинтересованный покупатель должен будет обладать некоторыми навыками механика для того, чтобы оказаться способным собрать лежачий велосипед прямо из коробки. А с того момента, как рекамбент будет выведен им на дорогу, он, кроме того, должен быть готовым производить оперативную велосипедную экспертизу по первому требованию отвечая всем встречным на множество возникающих у них вопросов.

Если он новичок в езде на велосипеде, или в течение ряда лет был далёк от этого занятия, то для регулярных занятий рекамбентом ему потребуется ещё и сила характера. Это так, потому что во время тренировки имеющихся навыков или приобретения новых ему будет сложнее оставаться анонимным. Неуверенность в себе как в велосипедисте может помешать ему игнорировать презрительные взгляды и прямое неодобрение, встречающиеся нам иногда на этом пути.

Такой испытывающий дефицит уверенности велосипедист может стушеваться, столкнувшись с «умными» коментариями типа «купи настоящий велосипед», «кончай давить массу» или «где твой пульт» и с аналогичными им, которые будут доноситься до него время от времени. И всё же, новички или вернувшиеся велосипедисты, это те, в ком мы в наибольшей степени заинтересованы для вовлечения в нашу деятельность. И они же по факту могут никогда не получить шанса поехать на том единственном в своём роде байке, который наполнит для них смыслом сам процесс езды.

Я не мог ожидать возврата к скорости и удобству лежачего велосипеда, но сейчас у меня была миссия»…

Оригинал текста был взят отсюда.


Добавить комментарий